Проект ХПК: новеллы и перспективы

                       

Алексей Ремесло

Старший юрист, MNI

Interlegal, Международная

юридическая служба

Михаил Селиванов

Юрист

Interlegal, Международная

юридическая служба

 

 

Вопросы, связанные с инновацией хозяйственного процесса, не однажды ставились в эпоху независимости Украины. Действующий Хозяйственный процессуальный кодекс Украины (ХПК), принятый в 1991 году, претерпел значительное количество изменений, однако все чаще обнаруживается его неспособность отвечать вызовам современности. В связи с этим неоднократно совершались попытки заменить действующий ХПК новым.

Так, в 2003 году в Верховную Раду было внесено два проекта нового ХПК, а в 2004 году – еще один проект, подготовленный Кабинетом Министров Украины. В 2008 году в Верховную Раду VІ созыва также был внесен проект нового ХПК (№ 2178 от 06.03.2008) и проект Кодекса хозяйственного судопроизводства (№ 2777 от 16.07.2008). Ни один из этих законопроектов не стал законом.

Последняя попытка комплексного обновления хозяйственного процесса связана с проведением судебной реформы в Украине. В 2016 году была создана рабочая группа для дальнейшей разработки предложений по изменению хозяйственного процесса. В 2017 году как логическое завершение усилий по инновации украинского хозяйственного процесса в Верховную Раду был внесен проект Закона «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» № 6232 от 23.03.2017.

В настоящей статье мы постараемся проанализировать наиболее интересные на наш взгляд положения указанного законопроекта в части внесения изменений в ХПК.

Изначально отметим, представляющееся нам, несовершенство законодательной техники, проявляющееся в предпринятом авторами законопроекта подходе по изменению нескольких кодифицированных законодательных актов одновременно. Обоснованность указанного подхода необходимостью внесения однотипных изменений в разные кодифицированные акты вызывает сомнения, основанные на наличии опасения в том, что вследствие их недостаточной юридической проработки они окажутся «нежизнеспособными» или более того усугубят осуществление правосудия, что также подтверждается мнениями выраженными представителями судейского корпуса.

На первый взгляд проект ХПК производит неоднозначное впечатление, вызванное кардинальными изменениями, внесенными в хозяйственный процесс: свидетельские показания, приказное производство, упрощенное исковое производство, подготовительное производство, урегулирование спора при участии судьи и др. Представители правового сообщества, оппонирующие авторам проекта ХПК, говорят об отступлении от базового принципа, присущего хозяйственному процессу, — оперативность рассмотрения дел. При этом они подтверждают свои доводы, упомянутыми нововведениями, которые, по их мнению, приведут к ненужному усложнению и затягиванию процесса. Однако при более детальном ознакомлении с содержанием проекта ХПК становится понятной как структурная взаимосвязь всех его положений, направленных на оптимизацию осуществления правосудия в хозяйственных делах, так и необоснованность опасений оппонентов проекта ХПК.

Очевидно, что замысел авторов проекта ХПК основан на комплексном использовании всех процессуальных инструментов, содержащихся в проекте ХПК, для достижения цели, – эффективной, справедливой, беспристрастной и своевременной защиты прав и свобод лица в суде. При этом каждый отдельно взятый правовой институт, действительно не способен обеспечить достижение указанной цели. Поэтому примененный авторами проекта ХПК системный подход к правовому регулированию хозяйственного процесса представляется наиболее обоснованным и разумным выбором, отдельные элементы которого будут рассмотрены нами ниже.

Затягивание рассмотрения дел

Наверное, основным постулатом оппонентов нового ХПК является утверждение о том, что его положения лишают хозяйственный процесс его базового принципа – оперативности рассмотрения дел. Безусловно, сложно переоценить важность быстрого разрешения спора между субъектами хозяйствования для динамичных хозяйственных правоотношений. По этой причине указанное обстоятельство должно быть учтено законодателями для придания хозяйственному процессу эффективности, иначе результатом труда будет создание очередного недействующего закона. Учитывая важность и актуальность этого вопроса, рассмотрим его детальнее.

Простая арифметика гласит о том, что срок рассмотрения хозяйственным судом дела в общем исковом производстве, установленный действующим ХПК (примерно 75 дней), гораздо меньше аналогичного срока, предусмотренного проектом ХПК (примерно 120 дней (ч. 3 ст. 178, ч.ч. 1 и 2 ст. 196)), из которых, как минимум, половину составляет подготовительное производство.

Однако наряду с исковым производством проект ХПК предусматривает также:

  • приказное производство, длительностью 5 дней (ст. 155);
  • упрощенное исковое производство, длительностью 60 дней (ст. 249).

При этом исходя из положений ст. 13 проекта ХПК:

  • приказное производство может быть применено в случае взыскания денежных средств (в размере не более 100 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (ч. 1 ст. 149)), в отношении которых отсутствует спор или о его наличии заявителю не известно;
  • упрощенное исковое производство может быть применено в отношении малозначительных дел (цена иска не более 100 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (ч. 3 ст. 59)), а также дел незначительной сложности, и призвано содействовать оперативности рассмотрения хозяйственных споров.

Не только об отсутствии дополнительной нагрузки на судей, но и об ее уменьшении свидетельствуют положения проекта ХПК, согласно которым без проведения судебного заседания рассматриваются:

  • заявления о выдаче судебного приказа (ч. 1 ст. 155);
  • исковые заявления в упрощенном исковом производстве, за исключением особых случаев (ч. 5 ст. 253).

Последовательное исключение возможности осуществлять представительство в хозяйственном процессе лицами, которые не являются адвокатами (за исключением случаев прямо определенных в проекте ХПК), создает благоприятные условия для осуществления правосудия судьями, которые, в свою очередь, работают с результатами труда представителей. Поэтому от профессионализма представителей, проявляющуюся, в том числе, в качестве подготовки процессуальных документов и доказательственной базы, зависит нагрузка на судей.

Не забыли авторы проекта ХПК и о заявителях (истцах), предложив им право выбора между:

  • приказным производством и упрощенным исковым производством (ч. 2 ст. 149);
  • упрощенным и общим исковым производством (ч. 2 ст. 172).

Приведенные положения проекта ХПК на наш взгляд наглядно подтверждают верность высказанного ранее мнения о необоснованности утверждения коллег о том, что этот законопроект приведет к затягиванию рассмотрения хозяйственными судами дел.

Кроме того в упрощенном исковом производстве свидетели не вызываются (ч. 9 ст. 253).

 Свидетель в хозяйственном процессе

Не менее остро стоящим на повестке дня вопросом, обсуждаемым юридическим сообществом в связи с проектом ХПК, является вопрос использования свидетельских показаний в процессе доказывания. Учитывая, что вызов свидетелей предусмотрен только в рамках общего искового производства, этот правовой институт не затронет множество дел, подлежащих рассмотрению в порядке приказного и упрощенного искового производства.

Однако значительным недостатком хозяйственного процесса в Украине справедливо считается отсутствие свидетелей как процессуально независимых участников процесса, показания которых могут служить источником доказательств в суде. Весьма распространено мнение, что показания свидетелей – ненадежный источник доказательств, если они не подтверждены документально. Это мнение явно неосновательно, поскольку в других формах процесса, например, в гражданском процессе, показания свидетелей представляют собой один из важнейших источников доказательств. Благодаря своей природе человек (физическое лицо) способен к восприятию и наблюдению, что позволяет ему засвидетельствовать факты, которые происходили или не происходили (возможно происходили) в его присутствие, либо стали ему известны из других источников, к примеру, с чужих слов. В ст. 30 действующего ГПК предусматривается вызов для дачи пояснений по вопросам, которые возникают во время рассмотрения дела, работников, в том числе должностных лиц. Хотя правовой статус таких лиц ближе к статусу сторон хозяйственного процесса, чем к статусу свидетелей, экспертов или переводчиков, которые несут уголовную ответственность за умышленное неправильное поведение. Так, переводчик отвечает за заведомо неправильный перевод.

По проекту нового ХПК свидетель имеет весьма развитый правовой статус независимого процессуального лица. Элементы этого статуса непосредственно предусматриваются в ст.ст. 9, 36, 43, 60, 63, 67 – 69, 70, 74, 83, 84, 85, 88 – 91, 111, 113, 121, 124, 126, 128, 130, 179, 183, 198, 203, 204, 207, 211, 212 – 214, 217, 226, 247, 248, 253, 268, 321, 363, 370. Анализ этих статей позволяет сделать заключение о том, что показания свидетелей будут использоваться как субсидиарный источник доказательств. Такой вывод напрашивается, например, из положений упомянутой ст. 253 (9).

Очень важной представляется норма, закрепленная в ст. 88 (1), в соответствие с которой показания свидетеля, основанные на сведениях других лиц, не являются доказательством. В связи с этим интересна точка зрения шведских исследователей, в соответствии с которой арбитраж не ограничен в принятии доказательств с чужих слов. Состав арбитража вправе самостоятельно оценивать доказательства и определять их доказательственную силу. Поэтому он может принять как доказательство сведения, которые стали известны свидетелю с чужих слов, причем если имеются показания о тех же фактах с собственного опыта, последним должен отдаваться приоритет. Понятно, что такой подход еще более расширяет источники доказательств.

Проблема арбитрабильности и некоторые другие новеллы

В новой редакции ХПК значительно осложнен перечень дел, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда / международного коммерческого арбитража (ч.ч. 1 – 3 ст. 23 проекта).

Это отношение определяет арбитрабильност/неарбитрабильность. Арбитрабильность (arbitrability (Eng.) = arbitrabilité (France) = Schiedsfähigkeit (Deutsch) = arbitrabilidad (Esp.)) – одна из наиболее дискуссионных проблем, возникающих на стыке юрисдикций государственного суда и арбитража, в частности и особенности, международного коммерческого арбитража.

В действующем ХПК вопрос об арбитрабильности решается довольно рационально, а именно путем исключения из общего принципа арбитрабильности споров, то есть закреплением неарбитрабильных категорий споров. В проекте нового ХПК этот способ сохраняется. Однако механизм определения неарбитрабильных споров значительно усложнен. Так, в п. 2 ст. 23 (1) содержится норма, которая отсылает к ст. 21 (1, 2) и ст. 23 (2), а п. 3 ст. 23 (1) предусматривается общее исключение споров из категории арбитрабильных, то есть закрепляется принцип, в соответствии с которым для разрешения в порядке арбитража не могут быть переданы споры, если это запрещено законом. Вряд ли этот принцип способствует выяснению отношения арбитрабильности/неарбитрабильности, поскольку в законодательстве, в частности, регулирующем корпоративные отношения, до ясности еще далеко.

Пожалуй, можно остановиться на том, что в каждом конкретном случае необходимо детально планировать арбитражный и судебный процесс, тщательно решая все вопросы форум шоппинга (forum shopping) и надлежащего суда (forum competens). Разумеется, без помощи профессионального юриста при этом не обойтись.

Обеспечение иска в виде ареста судна

Еще одним вопросом, на который мы хотим обратить внимание, анализируя проект ХПК, является арест судов.

В первую очередь, небольшие изменения коснулись правил определения подсудности. Согласно действующего ХПК дела об аресте судна, касаемо морского требования, рассматриваются судом по местонахождению морского порта Украины, в котором находится судно, или порта регистрации судна. Настоящая формулировка не в полной мере учитывает срочность процесса ареста судов, так как не дает возможности накладывать арест на судно, которое не зашло в акваторию порта, а лишь подходит к нему. В новой редакции, согласно Проекту, дела об аресте рассматриваются судом по местонахождению порта регистрации судна, морского порта Украины, в котором находится судно или к которому оно направляется. Таким образом, в национальном законодательстве Украины будет признан правовой институт так называемого «бумажного ареста», то есть ареста судна, который осуществляется еще до того, как судно вошло в акваторию порта. Считается, что такая практика слишком расширяет компетенцию суда, поскольку не исключено, что судно вообще не зайдет в порт.

Следующие изменения коснулись фундаментальных принципов соразмерности обеспечительных мер заявленным требованиям. Текущее правило соразмерности, согласно которому, обеспечения иска должно быть соразмерным с заявленными истцом требованиями, не всегда корректно соотносилось с таким специфическим видом обеспечения иска, как ареста судна. В свою очередь, п. 4 ст. 138 новой редакции ХПК согласно Проекту, говорит о том, что принцип соразмерности не распространяется на арест морского судна, что соответствует международным взглядам на этот вопрос.

Также, изменения коснулись порядка подачи заявления об обеспечении иска и самого иска, а именно сроков.

Во-первых, согласно новой редакции, заявление об обеспечении иска в виде ареста морского судна рассматривается судом не позднее двух дней со дня его поступления без уведомления лица, подавшего заявление, и лица, являющегося ответственным по морскому требованию.

Во-вторых, в случае подачи заявления об аресте морского судна заявитель должен предъявить иск в течение тридцати дней со дня вынесения постановления об обеспечении иска (в действующей редакции – 5 дней).

Анализируя положения проекта ХПК в части обеспечения иска в виде ареста морского судна нельзя не оценить их прогрессивный характер, существенно повышающий как эффективность процессуальных средств реализации ареста морских судов, так и привлекательность Украинской юрисдикции для иностранных кредиторов, что в конечном счете увеличит поступление судебного сбора, являющегося основным источником финансирования судебной системы.

Отдельное внимание следует также уделить положению о том, что проектом ХПК предусмотрено в качестве обеспечения судебных расходов возложение судом на иностранных субъектов хозяйствования, которые не имеют имущества на территории Украины (или достаточно ценного имущества), обязанности внести на депозитный счет суда денежных средств в размере достаточном для возмещения будущих затрат ответчика на профессиональную правовую помощь и иных затрат, связанных с рассмотрением дела.

ВЫВОД:

Оценивая в совокупности положения проекта ХПК, следует отметить их прогрессивный характер, способствующий оптимизации рассмотрения хозяйственными судами дел с использованием новых процессуальных институтов / инструментов, который предоставляет основание для выводов о разумности и адекватности правового подхода, использованного авторами проекта ХПК. Эффективность инноваций (или ее отсутствие) в правовых механизмах осуществления правосудия в различных видах процесса будет видна только после проверки практикой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ